Поэзия

Назад

ПОЛЬ ГОГЕН

Покидал он Европу романтиком,
И ругался прескверно и матерно,
Ведь семья отправляясь вся в Данию,
По углам хоть проси подаяние.

А прибыв с кораблем на Мартинику,
Весь забредил, зегрезил картинами:
На них пальмы – фазаны хвостатые-
Шелестят над туземками статными.

Он засыпал столицу картинами.
А Париж пробавлялся рутиною;
Он «Осенними» бредил салонами
С респектабельными селадонами.

Хоть Париж был искусства столицею,
Был готов уже вызвать полицию:
На холстах океанского мытаря
Жила живопись, мылом не мытая.

Ноль валёров, слезы терпентиновой.
Там деревья вились серпантинами,
Знойным раем буянили тропики,
Тропы в новую живопись тропили.

В Океании с новою Фриною
Позабыл он Европу старинную,
 И картины нахально и молодо
Создавал из телесного золота.
Поселенец с завидною долею
Вдоволь пьянствовал кистью и волею,
Золотой упивался Техурою.
А платил он за все своей шкурою:

Воевал за туземцев с епископом,
Пробивался к истокам и к истинам;
Вел один! поединок с гангреною,
Что в лодыжку вгрызалась гиеною.
Испытал и разгул и иночество,
Выпил весь горький ром одиночества.
_______________________

Средь студентов, искусства историков,
Средь гурманов - эстетов и стоиков
Он давно уж не служит ареною
Жарких схваток за истину бренную.

Мировыми музеями признанный,
По музеям в «Гогены» унизанный
Он с системой своей «синтетической»
И с усмешкой слегка саркастической
Чуть надменно взирает на публику,
Основав из Гогена республику.
Над туманными Сенами, Темзами
Академии всем стали тесными.
 И несут молодые художники
Мысль простую:
в Парижах им тошненько

1982